Бум китайского интернета или Четыреста миллионов не могут ошибаться | BusinessBlogger.ru

Китайские интернет-компании одержали убедительную победу на своем поле, но для устойчивого и продуктивного развития им необходима конкуренция с Западом.

«Я знаю», — неимоверно коверкая китайские слова, произносит с экрана импозантный иностранец во фраке и цилиндре. Вокруг франта уже собралась толпа народу, под руку его держит миловидная китаянка в традиционном платье. «А вот и нет! — вдруг кричит выскочивший из-за угла китаец. — Я знаю, что ты не знаешь, что я знаю!» Иностранец мигом теряет свой лоск и очень скоро остается в одиночестве, китаянка смачно целует «китайского знайку» в губы. «Есть вопросы? Просто “побайдукай” немного», — уверенно говорит приятный голос за кадром. На этих словах иностранца хватает удар, и он начинает плеваться чем-то красным, как это обычно бывает с отрицательными персонажами в дешевых китайских фильмах...

Китайский интернет

Этот рекламный ролик китайского поисковика Baidu вышел на телеэкраны в середине 2005 года и немедленно стал хитом в интернете. Иностранца в ролике не называют по имени, но все роли понятны и так: Google, безоговорочный лидер китайского рынка сетевого поиска с конца 1990-х, в середине 2000-х стал проигрывать молодому китайскому конкуренту. В принципе, на место Google можно подставить любую крупную западную интернет-компанию. Все они в свое время пытались стать первыми в Китае, но ни одна не смогла добиться цели.

Сегодня в китайском интернете доминируют местные игроки, лучше иностранцев понимающие специфику рынка и умеющие выстраивать отношения с властями. При этом речь идет о крупнейшем и наиболее быстро растущем рынке в мире — в 2009 году в Китае было более 380 млн пользователей (это 20% всего интернет-населения мира), а к 2014 году эта цифра должна вырасти до 600 млн. Лучше всего китайский интернет можно понять через истории основных игроков, названия которых — Baidu, Tencent, Taobao, Sina, Alibaba, Shanda — почти ничего не говорят ни российскому, ни даже англоязычному читателю. Но уже скоро это может измениться: лидеры китайского интернет-рынка пытаются развиваться на Западе, более того, западные компании уже заимствуют у китайцев технологии и приемы работы в сети, особенно в области монетизации трафика. «Китайский интернет с самого начала отличала более высокая степень коммерциализации, чем на Западе», — поясняет президент китайского консалтингового агентства Eastwei Йохан Бьоркстен. «Я не исключаю, что в будущем многие инновации в интернете будут делаться не на Западе, а в Китае», — утверждает президент пекинского консалтингового агентства BDA Connect Дункан Кларк.

Доска в Цинхуа

Интернет в Китае появился в середине 1990-х. В 1994 году было установлено первое полноценное соединение с глобальной сетью, а в 1996-м интернет стал доступен для наиболее продвинутых жителей крупных городов, в первую очередь Пекина. В 1995 году в одном из ведущих китайских университетов Цинхуа появляется первая доска объявлений BBS, затем примеру Цинхуа следует ряд других китайских вузов. К концу 1990-х доски объявлений становятся популярным средством общения и интеллектуального обмена — студенты довольно откровенны в своих высказываниях, то и дело звучит критика власти. Тогда же впервые проявляется одна из главных характеристик китайского интернета — преобладание националистических настроений, особенно в молодежной среде. Обострение вялотекущего спора с Японией по поводу островов Дяоюй в 1998 году приводит к первым стихийным антияпонским акциям протеста в интернете.

Сами китайские власти на начальном этапе всячески приветствовали развитие интернета, в котором они видели прежде всего технологическое новшество, которое необходимо в кратчайшие сроки поставить на службу народному хозяйству. В китайских СМИ в то время распространялась концепция, что интернет — это средство сокращения технологического разрыва c Западом. Логика была примерно такая: в Китае и США развитие интернета происходит практически одновременно, значит, возможное отставание будет не таким большим, как в других сферах промышленности. В 1998 году на базе министерства по делам почты и телекоммуникаций и министерства по делам электронной индустрии был образован новый государственный орган — министерство по делам информационной индустрии (MII), которое и стало отвечать за развитие сети в КНР.

Китайский интернет

В последующие несколько лет министерство было одним из главных лоббистов использования интернета в Китае — рост пользователей косвенно увеличивал и аппаратный вес самого госоргана. «По сравнению с другими отраслями интернет развивался практически свободно», — утверждает в беседе с «Экспертом» соавтор книги «Red Wired. China’s Internet Revolution» («Красный кабель. Китайская интернет-революция») Шэрман Со. Если в телекоммуникационной отрасли и в тяжелой промышленности в Китае в то время доминировали крупные государственные игроки, то большинство создаваемых интернет-компаний были частными и, более того, использовали для развития венчурный иностранный капитал. «В 1999 году интернетом пользовалось не более одного процента населения Китая, власти считали его слишком маленьким, чтобы представлять хоть какую-то угрозу», — считает Шэрман Со.

Битва порталов

Китайский интернет в конце 1990-х следовал за американским, почти все новые проекты так или иначе копировали модель Yahoo! — самой успешной в то время интернет-компании. Их владельцы пытались создавать интегрированные порталы, предоставляя своим клиентам весь спектр существовавших тогда интернет-услуг — каталоги, поиск, электронную почту, новости. Первым полноценным китайским порталом стал Sohu.com, основанный в 1996 году выпускником Цинхуа Чарльзом Чжаном на деньги двух профессоров Массачусетского технологического института, к которым впоследствии присоединились Intel и Dow Jones.

Вторым крупным игроком стал Netease.com, сделавший акцент на предоставление бесплатной почты на китайском и английском языках (почтовый сервис Netease до сих пор остается самым популярным в Китае). Наконец, в 1998 году появился Sina.com.cn, владельцы которого решили пойти путем, более рискованным в китайских условиях: они сосредоточились на новостях и предоставлении любой другой полезной информации. Основатель Sina.com Ван Чжигун пришел в ИТ еще в конце 1980‑х, его компания Suntendy разработала первую систему клавиатурного ввода для китайского языка Chinese Star (впоследствии Richwin), даже раньше, чем это получилось у Microsoft. Можно сказать, правда, что Вану повезло. Microsoft доверил создание своей системы тайваньским программистам, которые напичкали ее антикоммунистическими слоганами, из-за чего компания Билла Гейтса потеряла несколько лет.

Решение об акценте на новостях было принято Sina в 1998 году, после того как компания Вана запустила пробный портал, посвященный чемпионату мира по футболу, проходившему во Франции. Сайт стал настоящим событием в китайской сети, причем он продолжал генерировать трафик даже после окончания чемпионата. Выбор был сделан, сайт Sina.com.cn был официально запущен 12 апреля 1999 года. Уже к маю портал, который Ван создал в партнерстве с крупнейшим информационным ресурсом для зарубежных китайцев Sinanet, стал самым посещаемым китаеязычным сайтом в мире. К началу 2000 года у портала было более 3 млн зарегистрированных пользователей, а число просмотров страниц превышало 16 млн в день. В 2002 году на Sina приходилось 36% рынка онлайн-рекламы, больше, чем у двух ее ближайших конкурентов вместе взятых (Sohu — 22%, Netease — 7%).

Sohu

Успех Sina можно объяснить особенностями медийного рынка Китая того времени. В КНР практически не существовало общенациональных печатных СМИ, за исключением официальной «Женьминь Жибао», которую никто не читал. Зато в каждом городе было несколько локальных газет, которые в конце 1990-х активно переходили на хозрасчет и старательно добывали местные новости. Sina.com предоставила этим локальным СМИ общенациональную платформу, местные газеты были счастливы отдавать свои истории порталу, так как это давало местному СМИ по-настоящему общенациональный охват. На Sina.com начали ходить и миллионы зарубежных китайцев в поисках информации о том, как обстоят дела на исторической родине. При этом сама Sina на начальном этапе практически не создавала собственный контент — у сайта не было лицензии на медийную деятельность, да и финансовых ресурсов. На портале очень ответственно относились к соблюдению авторских прав — все материалы снабжались ссылкой на первоисточник, с каждым СМИ заключалось отдельное соглашение о сотрудничестве. Это избавляло владельцев от проблем с властями, вся информация бралась из сторонних СМИ, которые в конечном счете и отвечали за оригинальный контент.

Пример Sina определил развитие всех последующих интернет-порталов. Вплоть до сегодняшнего дня они уделяют новостям первоочередное внимание, но догнать лидера крайне сложно. Второй по популярности китайский портал Sohu.com, к примеру, в 2008 году стал официальным информационным спонсором Олимпиады в Пекине, освещая Игры силами 700 репортеров и редакторов. Интересно, что китайское подразделение Yahoo! — Yahoo! China — пошло по пути Sina лишь в 2003 году, после смены менеджмента, но было уже поздно, масштаб двух этих порталов сегодня не сопоставим.

Поиск идеала

Если новости Sina ищет и размещает самостоятельно, то для поиска по сайту пользуется чужой технологией — вот уже десять лет на портале установлена система поиска Baidu. Компания Baidu была создана в 1999 году и вначале не рассматривала свою систему поиска как самостоятельный проект — ее пытались продавать другим китайским порталам и сайтам государственных организаций. Однако в 2001 году, следуя примеру Google, владельцы принимают решение о запуске отдельного поискового сайта — главная страница Baidu даже внешне очень сильно смахивает на своего американского конкурента. Основатель компании Робин Ли скопировал и основную модель монетизации Google cost per click, контекстную рекламу, когда сайт получает деньги за каждый переход пользователя по рекламной ссылке. Следуя примеру Google, Baidu начинает продавать ключевые слова, при вводе которых наверху страницы появляется ссылка на сайт, заплативший больше других компаний.

Baidu

Однако китайский интернет в 2001 году был далеко не так развит, как американский. Если в США тысячи мелких и средних компаний соревновались за десятки тысяч ключевых слов, то в Китае абсолютное большинство среднего и малого бизнеса было далеко от интернета. В результате Baidu начинает действовать через сотни рекламных агентств в десятках городов КНР, фактически создавая рынок интернет-рекламы под себя.

Около 10 процентов сотрудников Baidu занимаются цензурированием поисковых запросов. Но для того, чтобы привлечь рекламодателей, надо было обеспечить им трафик. В 2002 году Baidu серьезно уступал Google по популярности, и для изменения ситуации надо было идти на неординарные шаги. В компании решают сделать ставку на молодежь, самую активную часть китайского интернет-населения. В 2003 году Baidu запускает собственный музыкальный поиск, который выводит компанию в лидеры китайского рынка. К 2005 году на поиск музыки приходилось около четверти всего трафика поисковой системы, хотя, по неофициальным данным, в отдельные месяцы эта доля достигала половины. Google в то время не мог предложить ничего сопоставимого — вся музыка в китайской сети была размещена с нарушением копирайта, и для американской компании создание подобного поиска привело бы к многомиллиардным искам. Музыкальные компании подали несколько исков и к Baidu, но все они рассматривались в китайских судах, которые традиционно снисходительны к деятельности китайских компаний. Так, последнее судебное заседание в январе 2010 года закончилось в пользу Baidu, представители которой заявили, что сами не размещают и не копируют музыку, а лишь предоставляют пользователям возможность поиска.

В 2005 году Google решает открыть представительство в Китае, понимая, что иначе о лидерстве на китайском рынке можно забыть навсегда. Портал соглашается цензурировать результаты поиска «в соответствии с китайским законодательством», сообщая об этом внизу каждой страницы. Однако серьезного успеха добиться все равно не получается. В 2008 году на китайский офис Google работает около 800 человек, в то время как на Baidu более 6 тыс. У китайской компании больше сеть рекламных агентов, больше услуг и приложений на китайском языке (56 против 29), она лучше умеет оптимизировать расходы. «По моим данным, около 10 процентов сотрудников Baidu занимаются цензурированием поисковых запросов, все это студенты старших курсов, им платят очень мало, Google для этих целей нанимал квалифицированных программистов, и это серьезно увеличивало издержки», — рассказывает «Эксперту» один из самых известных китайских блогеров, научный сотрудник Гарвардского университета Исаак Мао.

Несокрушимый Alibaba

Не покорился Китай и другому американскому интернет-гиганту — Ebay, хотя в начале ситуация складывалась для американской компании как нельзя лучше. В 2002–2003 годах Ebay в два транша купил крупнейший в то время китайский интернет-аукцион EachNet за 150 млн долларов США. EachNet фактически был клоном Ebay, обе компании брали небольшую сумму с продавцов за листинг товара и после совершения успешной сделки. Однако приход Ebay в Китай напугал президента и совладельца крупнейшего сайта B2B (business to business) торговли в Китае Alibaba Джека Ма.

Он опасался, что Ebay может впоследствии начать работать и в этом сегменте. Ма начал разрабатывать собственный сайт онлайн-торговли Taobao.com, вдохновляясь опытом Японии, где Yahoo! Japan удалось потеснить Ebay на рынке С2С (customer to customer). Сайт был запущен в начале 2003 года и вначале продвигался через небольшие форумы — в платных сообщениях указывалось, что сайт не берет комиссий с продавцов. В результате многие торговцы начали дублировать свои аккаунты на EachNet на Taobao, а потом и вовсе переходить на новую платформу. Успех новичка вынудил EachNet в 2005 году отказаться от взимания комиссии, но было слишком поздно, в 2006 году его доля упала с 80 до 30%, а в последующие годы и вовсе до 5–7%. В свою очередь, доля Taobao на рынке C2C сегодня превышает 80%. В 2008 году портал объявил о достижении рентабельности за счет продажи поисковой и баннерной рекламы. Кроме того, Taobao берет комиссию за использование своей платежной системы Alipay со сторонних пользователей.

Alibaba

Позиции материнской компании Alibaba тоже незыблемы, здесь у нее вообще не было иностранных конкурентов. Сама модель бизнеса Alibaba так и не была реализована на Западе, где основная часть сайтов B2B в конечном итоге оказывалась «на подхвате» у крупных производителей или торговых сетей. Alibaba с самого начала не брала денег ни с производителей, ни с покупателей, но ввела формат «золотого членства», при оплате которого продукция компании выходила на первой странице при введении в поиске определенных ключевых слов. В 2002 году доход от продаж платного членства достиг 3,7 млн долларов США, что позволило компании выйти в ноль. Наконец, в 2005 году Yahoo! покупает 40% акций Alibaba за 1 млрд долларов США и передает Джеку Ма управление сайтом Yahoo! China.

За последние годы у Alibaba появилось много конкурентов, но все они значительно уступают по масштабам бизнеса. «Сегодня на Alibaba есть все, даже самые далекие от новых технологий фабрики, нет смысла пользоваться другими платформами», — рассказывает «Эксперту» один из закупщиков крупной российской компании. С началом финансового кризиса на портале начали активно развивать внутрикитайское направление, теперь система не только обеспечивает связь между китайскими производителями и иностранными закупщиками, но и сводит друг с другом заказчиков и фабрики внутри Китая. Сегодня объемы торговли на внутрикитайском сайте уже больше, чем на международном.

Победа над Warcraft

Ничего не получилось в Китае у крупных западных компаний и в игровом сегменте. Азиатская мода на многопользовательские игры зародилась в Южной Корее в начале 2000-х, и очень быстро они стали популярнее кино и других видов массовых развлечений. Недавно в Сеуле даже заявили, что собираются сделать онлайн-игры одним из важных драйверов роста национальной экономики. Неудивительно, что в Китай онлайн-игры пришли именно из Кореи, в 2001 году лицензию на продвижение ролевой многопользовательской игры Legend of MIR 2 получила никому тогда не известная компания Shanda, находившаяся на грани банкротства. Для поддержки игры владельцу Shanda Чэнь Даняню даже пришлось брать в аренду серверы у телекоммуникационных компаний.

Риск оправдал себя. Уже спустя три месяца у игры было 300 тыс. подписчиков, каждый из которых платил Shanda чуть меньше 4 долларов в месяц. Для продвижения игры Shanda использовала интернет-кафе, которые собирали деньги с игроков, а затем рассчитывались наличными с представителем компании в регионе. К 2004 году у Shanda было более 300 тыс. точек продаж по всему Китаю. Компания использовала и нестандартные каналы продвижения, например кооперируясь с телекоммуникационными компаниями, заинтересованными в развитии широкополосного интернета. «Вам нужен броадбанд, чтобы играть в MIR2», — говорилось в рекламе China Telecom. В 2004 году Shanda провела успешное IPO на NASDAQ, а ее основной акционер Чэнь Данянь попал в десятку богатейших людей Китая.

Shanda

Но на следующий год в Китай пришел очередной иностранный гигант. Компания Blizzard начала распространение самой популярной игры в мире World of Warcraft и за пару месяцев привлекла 2 млн подписчиков, обойдя Shanda. Секрет был в новизне и лучшем графическом интерфейсе. Прибыли китайской компании резко упали. Кроме того, незадолго до этого Shanda рассорилась с южнокорейским правообладателем и была вынуждена инвестировать в разработку новых версий игры.

Западные гиганты пытались работать в Китае так же, как и у себя дома, продавая то, что в Китае можно получить бесплатно на соседней «интернет-улице». Но именно это в итоге и спасло компанию от поражения. Shanda пошла на неординарный шаг, который изменил модель ведения бизнеса на игровом рынке в Китае. Три самые популярные игры стали бесплатными. Тогда аналитики называли это решение самоубийством. Компания решила зарабатывать деньги на виртуальных товарах — все герои выпускались в мир в стандартном обмундировании, пользователям предлагали докупать для них виртуальную одежду и оружие. Это решение создало в Китае новый рынок и целую индустрию, его обслуживающую. На базе интернет-кафе появились бригады игроков, зарабатывающих на получении и продаже различных виртуальных предметов. Из-за виртуальных ценностей начали убивать в реале. Три года назад двое китайцев не поделили виртуальный меч, выигранный ими совместно в одной из онлайн-игр, спор закончился убийством одного из «везунчиков». Победа новой бизнес-модели была бесспорной, если раньше компания получала с каждого пользователя по 4 доллара в месяц, то после отмены платы за игру этот показатель за пару лет возрос до 7–9 долларов, а затем и до 10–15. При этом число игроков увеличилось в два раза.

Примеру Shanda последовали и другие китайские компании, и уже скоро на рынке появились десятки бесплатных игр, заманивавших пользователей оригинальным дизайном и большим выбором виртуальных предметов, более интересной стратегией. В борьбу включались и небольшие фирмы, на растущем рынке места хватало всем. По данным Китайского центра исследования интернета, в 2007 году в онлайн-игры играло около 40% всех пользователей сети, а их разработкой занималось около 150 компаний. По данным пекинского консалтингового агентства Analysys International, в 2009 году суммарная выручка игровых компаний в Китае превысила 4 млрд долларов.

Высокий QQ

По данным на первый квартал 2010 года, на Shanda приходится 21% рынка онлайн-игр в Китае, однако этого недостаточно для лидерства. С 25% лидирует другой китайский интернет-гигант Tencent, начинавший совсем в другом сегменте. Компания была создана в 1999 году и в начале предлагала систему обмена сообщениями Online ICQ другим сайтам, но без особого коммерческого успеха. Однако в начале 2000 года основателю Tencent Ма Хуатэну удается продать 20% акций компании консорциуму гонконгских компаний IDG и PCCW за 2,2 млн долларов. После этого мессенджер переименовывают в QQ и начинают продвигать в качестве самостоятельного продукта.

Первый коммерческий успех Tencent был связан с распространением мобильной версии QQ, китайские операторы сотовой связи были заинтересованы в росте популярности передачи данных и поэтому всячески привлекали разработчиков интересных сервисов. Абоненты китайских сотовых сетей получили возможность пользоваться QQ со своих мобильных телефонов практически бесплатно. Tencent брала с абонентов всего по 0,6 доллара в месяц, но именно это помогло компании получить прибыль в размере 1,2 млн долларов в 2001 году. Затем модель микроплатежей была распространена и на интернет-сервис — абонентам QQ предлагали покупать себе новые аватары, виртуальные подарки, приручать домашних животных. Фактически QQ создал новую молодежную интернет-культуру, если для западных компаний (таких как Google или Yahoo!) мессенджеры были лишь настройкой к основным сервисам, средством повысить лояльность пользователей, то Tencent смог превратить свой мессенджер в мощнейший коммерческий и маркетинговый инструмент.

Tencent

Именно с помощью QQ Tencent смогла добиться лидерства и в других сегментах: помимо онлайновых игр компания владеет одним из самых популярных китайских порталов QQ.com и популярным блог-сервисом Qzone, все они продвигались исключительно за счет внутренних ресурсов компании. Ну и в сегменте мессенджеров QQ не знает конкурентов, на него приходится около 80% рынка по сравнению с 4% у MSN и 2,5% у Skype. Tencent сегодня — самая дорогая китайская интернет-компания, на середину этого года ее капитализация превышала 30 млрд долларов, что позволило ей выйти на третье место в мире, сразу же за Google и Amazon. В этом году она приобрела и 10% коммерческого интереса в российском бизнесе DST. Это уже не первая инвестиция компании за рубежом — до этого Tencent приобрела Riot Games и Outspark в США, VinaGame во Вьетнаме, Naspers’ MIH в Индии. «У Tencent хорошая прибыль в Китае, и компания активно ищет возможности для вложений», — поясняет Дункан Кларк. И все же это скорее исключение, в целом китайские компании не очень активно инвестируют в зарубежные активы — возможности развития на внутреннем рынке пока интереснее, чем на внешнем.

Американцы-неудачники

В начале января этого года Google объявил о выходе из Китая, объяснив это хакерскими атаками на почтовые ящики китайских диссидентов и журналистов на Gmail. В начале июля стало известно, что компании удалось сохранить лицензию на предоставление интернет-услуг, отказавшись от прямого редиректа со своего закрытого китайского сайта на гонконгский ресурс.

Уход Google еще раз напомнил о неудачном опыте крупных иностранных компаний в Китае. Google, Ebay, Yahoo!, Blizzard, MSN, Skype, наконец, турсервис Expedia, чей китайский проект Elong и близко не может подобраться к лидеру туристического рынка Ctrip. Иногда это было связано просто с неудачными менеджерскими решениями. Основные проблемы у Ebay в Китае начались после того, как американский менеджмент решил перенести все серверы в штаб-квартиру в США — новый президент компании мечтал о «глобальной деревне», в которой все страновые порталы компании были бы интегрированы в один общий проект. В результате резко упала скорость загрузки страниц, что начало раздражать пользователей. Кроме того, китайский сайт Ebay оказался по ту сторону Великого Китайского Фаерволла, ряд пользователей и продуктов начали блокироваться по формальным признакам: к примеру, пользователь с ником china64 мог быть заблокирован на несколько дней из-за того, что у китайских диссидентов 64 обозначает события на площади Тяньаньмэнь (они произошли 4 июня 1989 года). При этом блокировалась целая группа IP-адресов. По слухам, конкуренты из Taobao начали создавать на китайском Ebay пользователей с «двусмысленными никами».

Taobao

Но были и более важные вещи. Западные гиганты пытались работать в Китае так же, как и у себя дома, продавая то, что в Китае можно получить бесплатно на соседней «интернет-улице». В Китае 2000-х было невозможно торговать уникальным продуктом или услугой, как это пытались делать в Ebay или Blissard, или думать о соблюдении копирайта, как в Google. Любой ценный продукт немедленно копировался, строить долгосрочные бизнес-планы на этом было невозможно. Надо было менять концепцию, а к этому западный менеджмент готов не был. «В Китае нельзя было брать деньги за контент, нужно было выстраивать вокруг бесплатной услуги сообщества и искать способы их монетизации. Кто первый понял это, тот и получил значительное преимущество в конкурентной борьбе», — утверждает Дункан Кларк.

Конечно, иностранному бизнесу мешают особенности регулирования интернета в Китае, фаворитизм по отношению к местным компаниям. «С одной стороны, уход Google выгоден его китайским конкурентам, с другой — он негативно сказывается на качестве конкурентной среды, а значит, на развитии интернета в Китае», — говорит «Эксперту» сотрудник центра исследований технологий Принстонского университета Ребекка Маккинон. Это понимают и сами участники китайского рынка. В мае в Шэньчжэне прошел крупный интернет-форум с участием топ-менеджмента ведущих китайских интернет-компаний. Почти все выступавшие высказались за либерализацию контроля за сетью, с точки зрения и контента, и допуска иностранных игроков. «Отвергая Google, мы отвергаем передовые технологии, ведь именно Google олицетворяет их будущее», — заявил президент Media China Corporation Тянь Сунин. А основатель Asiainfo Дин Цзянь вообще предложил сделать в Шэньчжэне «зону свободного интернета», в которой не существовало бы цензуры и запретов. Заметка об этом мероприятии, размещенная на портале Netease, была удалена спустя день после опубликования.

Однако говорить о полной победе «китайского» над «западным» было бы неверно — успех китайских компаний был во многом предопределен их открытостью к иностранным идеям и финансам, да и многие пионеры китайского интернет-бизнеса жили или работали в США. 50% компании Tencent владеет южноафриканский Naspers, 40% Alibaba — Yahoo!, все крупные китайские компании прошли через IPO на одной из американских фондовых бирж. И главное — все крупные китайские компании начинались с копирования западных аналогов, просто на их основе были найдены новые ходы и решения. В Китае придумали специальный термин для такого рода инноваций: «шаньчжай», инновационное копирование, когда китайские умельцы переосмысливают оригинал и на его основе выдают что-то новое. В этом смысле весь китайский интернет — это «шаньчжайная» версия интернета американского, один из тех случаев, когда ученик оказывается успешнее учителя.

Использовались материалы с сайты expert.ru